Остров Кильдин

Остров Кильдин

Все об острове Кильдин и других уголках русского севера и его обитателях: история, экспедиции, общение северян, поиск сослуживцев...
Текущее время: 21 окт 2021, 13:07

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 11 дек 2009, 12:00 
Не в сети
Кильдинец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 авг 2009, 11:21
Сообщения: 76
Давно хотелось, судари мои, обратить свои воспоминания на такую немаловажную деталь нашей жизни на СеверАх, как гостиницы. И не просто гостиницы, а гостиницы славного города Мурманска. Или, как тогда говорили - МурмАнска.
Хочется напомнить всем бывшим служивым, что одной из сторон тогдашней нашей службы были командировки. По каким только делам и в какие только места мы не ездили. Начиная от дел сугубо служебных, ну там, подведение итогов, получение имущества, вооружения, личного состава, угля, ГСМ, опять же продуктов. Особо выделю командировки за деньгами. Некоторые недалёкие и не нюхавшие пороху граждане называли эти деньги штатским словом – «получка». Однако среди нас таких нет! Среди нас этот «презренный металл» носил гордое и чёткое название (как и положено среди людей в погонах) – «денежное содержание».
Особо выделялись командировки по перевозке фотоконтроля. Тут необходимо небольшое пояснение. Когда славные воины-ракетчики ПВО, охраняя священные и неприкосновенные рубежи, несут боевое дежурство или ведут боевую работу по возможному нарушителю, а также при тренировках по своей авиации, то включаются «средства объективного фотоконтроля». В жизни это обычный фотоаппарат, которым снимают индикаторы офицера наведения. Стреляли-то мы «понарошку». Хотя иногда зудело. Доставали нас тогда здорово всякие «большие и малые рыбы», «дрофы», и даже «Марияты». Тут много историй и воспоминаний. Вас, друзья мои, отсылаю к моему товарищу по службе, Николаю Савицкому. Он вам расскажет и про объективный и про субъективный контроль. А если попросите, то и про многое другое. Но я отвлёкся. Мы ведь говорим о гостиницах, если кто забыл.
Итак. Гостиницы мурманские. Почему спросите Вы меня именно мурманские? Есть ведь ещё Полярный, Североморск. Про Полярный говорить не буду. Кто там был в конце 70-х, помнит вечную грязь, облака пара над коммуникациями и т.п.. Складывалось ощущение, что после войны о городе просто забыли и оставили на потом. Североморск – город хороший. Но там же - штаб флота. А стало быть, куча всяких лощёных военных специалистов, от взгляда на которых начинаешь чувствовать свою неполноценность и никчемность и которые считают своим долгом остановить тебя и за что-нибудь выдрать. То за сапоги, то за шинель, то за сумку, а может и за то, что вообще выбрался со своих островов и пугаешь приличную публику. Ну в общем был бы человек…
Нет, только Мурманск представал оплотом усталого путника, выпавшего после ночи в пароходном ресторане на причал. Только Мурманск ласково обнимал и военмора, и ПВО-ошника, и пограничника, и друга-летуна. И обещал принять всех, невзирая на ранги, звания, заслуги. Принять, и отдать всё, что накопил за время нашего долгого отсутствия. И блага цивилизации, и общение людей, и ласку женщин. Ах, эти мурманские женщины…Так, назад, это уже другая история. Прошу простить, вечно уводит меня в сторону.
В году 1979-м, мне с моим хорошим товарищем, Сашей Страшны/м, было приказано отвезти фотоконтроль в штаб бригады. Ну, то есть, вёз он, а я - так, по каким-то другим делам. Выглядели мы как положено лейтенантам, строго, молодцевато и где-то не без военного шика. А у Саши был даже пистолет (фотоконтроль идёт под грифом «Секретно»). Снялись мы с парохода, сгоняли в Полярный, сдали фотоконтроль и рысью обратно. На катере вернулись в Мурманск, вышли на причал Морвокзала и поняли, что мы - в городе. Нет, вот так – в ГОРОДЕ! Надо где-то остановиться. И вот тут оказалось, что нас собственно никто и не ждал. Во всех гостиницах мы слышали твёрдое и непреклонное «МЕСТ НЕТ!». Но мы ведь были не просто лейтенантами, а лейтенантами с острова. И слово «нет» нас не могло остановить, а даже совсем наоборот, толкало на подвиг. И тогда мы дёрнулись в гостиницу «Интуриста» - «Север». Заинструктированы мы были насмерть, твёрдо знали, что каждый второй, а может и первый встречный в «Интуристе» - шпион, провокатор и скрытый диверсант. Но дело, то к ночи. На дворе зима. И, замечу, не нынешние сопли, а вполне арктическая зима. Военная форма одежды, смею напомнить, трудно приспособлена для существования в условиях Севера. А равно как и в других условиях. Мы с Саней ещё раз проверили себя на знание руководящих документов, положения Уставов (особенно караульной службы), спрятали подальше партбилеты, удостоверения личности и мысленно повторяя обязанности военнослужащего, находящегося в городском отпуске, вошли внутрь.
Два лейтенанта, в портупеях, сапогах, при портфелях, при оружии, хоть снимай про нас учебное кино «Молодой офицер – образец строевой выправки». Подходим мы уверенным шагом к стойке и ничтоже сумняще заявляем, что нам нужно два отдельных номера, ну в крайнем случае – один двухместный, но отдельный. При оружии мужчины, ясное дело!
Надо отдать должное, администратор не повела бровью. Думаю, на своём богатом жизненном пути она и не таких перцев видела. Женщина была при всех достоинствах. Приподняла она бровь и, не разжимая губ, сказала: «Ребята, быстро отсюда на выход».
Но нас, кильдинцев, так просто на фу-фу не возьмёшь. Строго глядя, хозяйке «отеля» в глаза, боковым зрением отслеживая возможность провокаций и готовясь их пресечь тут же, на корню,мы повторили свою просьбу, но добавив металла в голосе. Тогда не меняя выражение лица, лучась доброжелательностью, она пригласила нас пройти с ней в какую-то подсобочку. Там нас спросили, не страдаем ли мы наследственным идиотизмом, дибилизмом, и ещё каким-то – измом. Спросили нас также, отчего мы не подъехали на танке и не устроили небольшой показательный бой, и ещё что-нибудь из популярной воскресной программы «Служу Советскому Союз!». Всё это говорилось очень симпатичной женщиной, не снимая улыбки с лица (выучка). Одним словом поняли мы с Сашей, что придётся идти нам либо в комендатуру, либо на вокзал.
Но не тут-то было. Посмотрев на наши, потерявшие лейтенантское нахальство лица, она велела нам ехать в комендатуру, там сдать оружие и возвращаться обратно.
«Положу вас до утра в бойлерной»,- сказала спасительница.
«Парни, снимите вы свои ремни, - добавили вслед нашим спинам она.
Ясное дело, женщина. Что она понимает в военной неброской и суровой красоте?
Потом, ночью, угощала нас чаем, мы узнали, что замужем она за военным моряком. И служат они здесь, на СеверАх давно. И спасала она нас в последующем в своей гостинице неоднократно. И огромная благодарность ей за это!
Но командировка наша одной ночью не закончилась. Утром мы разбежались по своим делам. А вечером надо что-то искать. Наткнулись мы на гостиницу КЭЧ. Там нас и приютили. В номере на двенадцать коек. Кого там только не было… Мы появились как раз к моменту, когда общими усилиями был накрыт стол. Лежала фляжка с шильцем, стояла пара банок тушёнки из пайка, банка пайковой же ставриды (куда же без неё), ну и конечно, сало. То есть отличный стол, без выпендрёжа и гламура. Что такое гламур, мы тогда не подозревали. Хотя и были мы офицерами молодыми, но лейтенантами уже опытными. А стало быть, вклад наш скромный в общий стол был признан подобающим.
О, эти столы в военных гостиницах! Сколько за ними говорено-переговорено. Сколь много мы узнавали и черпали полезного для себя в обстановке всеобщего «одобрямса». А сколько совершенно правдивых историй рассказывалось. А сколько опыта передавалось, куда ходить можно, а куда не стоит. Я думаю, все вы вспомните и поправите рассказчика, коль он, не со зла, в чём-то отклонится от истины.
Надо сказать, что за стенкой, в соседнем номере (правда, двухместном) остановилась молодая пара. К старлею-военмору приехала его молодая жена. Пара была на загляденье!
Даже чем-то из домашнего нас угостили.
Но понемногу дело шло к ночи, капитан-связист предложил закругляться, тем более назавтра у всех дела. На том и порешили. Улеглись, вырубили свет, кто-то уже засопел. И тут за стенкой у молодой пары началось ритмичное постукивание по батарее отопления, переходящее в хороший стук. Сна как не бывало. Двенадцать человек начали ждать и даже давать советы. Что характерно, никто не возмущался. Все понимали. На предложение одного несознательного военного пойти и прекратить «это безобразие», наш пожилой капитан заявил, что он лично наваляет по ушам за такие действия. Так мы и заснули под убаюкивающие постукивание придвинутой к батарее чужой кровати.
А наутро на морвокзале были взяты билеты на пароход и на следующий день мы уже были на своём острове. Остались лишь воспоминания. В основном хорошие. С ними было легче нести нелёгкую, но благородную и такую нужную (по крайней мере так говорили) службу.
И Вам, всего хорошего! И держите себя в руках.

_________________
Борис Комаров. 6-й зрдн. Возврат. 1978-1983 г.г.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 дек 2009, 21:49 
Не в сети
Коренной кильдинец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2008, 13:41
Сообщения: 138
Откуда: Московская Ликино-Дулево
Хочу вспомнить случай ,который произошел в начале службы и связан он с гостиницей , находившейся в городке пограничников в Кувшинской салме. Меня, молодого мичмана послали ремонтировать срочно аппаратуру связи на остров Торос, который находится на выходе из залива .Посадили на оказию,дали для доставки прибор -
измеритель параметров ламп и в попутчики и помощники матроса.
На острове я ещё не был ни разу и не представлял где это . Нас должны были встретить и проводить, так как до Тороса надо было перейти по малой воде пролив и еще пехом с километр протопать.
Пришли в Кувшинку и с причала звоню на Торос. Алё- Гарпун, мне Торос дайте и тишина в ответ...Провода на трубке были наспех кем-то
скручены и они оборвались.. Идем в поселок и прямо в клуб. Ждем, что за нами придут.Время идет , темнеет , дай думаю поищем сами брод. Взяли прибор и по берегу ищем мель. Ура,вот она и можно идти,
Но на пол дороги нас останавливает окрик часового и яркий свет прожектора.Мой матрос не робкого десятка провел переговоры с караульным и выяснилось, что это не Торос , а Кувшин, а на нём арсенал...Назад.Нашли подобие брода и оставив на берегу прибор двинулись по отливу. Когда до острова оставалось метров 50 , началась вода и мрак. Все сырые решили вернуться в поселок.
Вернулись,но клуб оказался закрытым и куда идти , да ещё с этим тяжёлым ящиком...Вдруг встречается веселый мужичёк - строитель
и приглашает нас к себе в гости на чарку чая... Развесив на сушку все сырые вещи поели и улеглись на шикарные кровати. Наш новый товарищ заверил, что он тут царь и бог и отправился куда-то по своим делам. Уснули и ночью нас будит офицер и начал выяснять откуда мы взялись, ведь этот номер приготовили для комиссии. Пожалев, предложили доспать на одной коечке.Утром , проснувшись,
сразу подошел к окну и увидел эту переправу и наших матросов, смело шагающих по воде в штанах химзащиты. Вот это и была моя первая боевая гостиница , а было их не мало, но это другая тема.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 дек 2009, 21:57 
Не в сети
Коренной кильдинец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2008, 13:41
Сообщения: 138
Откуда: Московская Ликино-Дулево
Случайно узнал, что сейчал в Кувшинской салме никого нет.Массовые сокращения не обошли стороной этот поселок.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 дек 2009, 22:11 
Не в сети
Коренной кильдинец

Зарегистрирован: 06 фев 2008, 16:45
Сообщения: 230
Откуда: Истра
Александер, на Кувшинской Салме на постоянной основе только ДВА человека....
Буратино, ......

_________________
Тянет неспроста в заповедные места...(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 сен 2015, 21:06 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 авг 2015, 14:33
Сообщения: 17
В конце семидесятых в бригаде строился КП, и командир хотел отстроить его не хуже, а то и лучше, нежели у соседей. К этим соседям мы-то и ездили. Эдуард Николаевич принимал решения о внешнем виде помещений самостоятельно, но часть моих зарисовок всё же избежала участи мусорной корзины. Ради них пришлось побывать в Мурманске, Архангельске и в некоторых небольших дивизионах. Гостиница Мурманска не оставила во мне никаких впечатлений, как и сам этот город. Помню очень много солнца и много снега, так много, что я опасался, как бы не началась коварная «снежная слепота». Впрочем, впечатлением это было назвать трудно. Лучше всего сказать, что осталась какая-то серая мучительная реминисценция с оттенками пустоты и молчания, украшенная единственным медным краном в общей умывальной комнате и треснутым грязным окном в номере.
Зато вот Североморск порадовал определённой живинкой и непосредственностью. Окурками и семечной лузгой были заплёваны все теневые места, на которые не попадал глаз сановитого начальства. Гостиница также несла печать этого города: сортир в ней приходился младшим братом туалета на центральной площади, где кто-то умудрился даже наделать на подоконник.
Гостиница в Полярном, находившаяся на первом этаже ДОС бригады, представляла собой двухкомнатную квартиру, в которой вполне можно было перекантоваться день-другой без умаления чувства внутренней свободы, но жить, как я, там неделями было совершенно невыносимо. Да и сам Полярный удивительно тоскливый городишко. Все его развлечения, не считая библиотеки, в которой стояла торричеллева пустота, – это два ресторана: «Окурок» и «Ягодка». В первый ходили, чтобы исключительно напиться, во второй за романтическими впечатлениями, о которых после рассказывали на гостиничной кухне. Мне, как долгожителю гостиницы была отписана высочайшим повелением кладовка, там хранились мои краски и холсты, и я частенько оттуда вовсе не выходил. А город поражал своей казёнщиной и унынием. Злобная комендатура венчала его словно величественный римский форум, куда всяк мог попасться за любую мелочь и после оказаться в хозяйстве прапорщика гауптвахты, заставлявшего называть себя мичманом. У этого мичмана были плетёные самопальные звёзды как у адмирала. Я страшно не любил этот город и всё время считал дни до возвращения на остров. На Кильдине была совершенно иная атмосфера и в физическом, и в духовном плане. Помнится, приехав ночью на «Вацлаве Воровском», я не осмелился лезть наверх по тропе Хо-Ши-Мина и остался внизу, в какой-то комнатёнке с железной печкой и большим видом на море. Я был один в этом помещении, была сказочная полярная ночь, звёзды висели так низко, что казалось отражались в море, оставляя блики на фиолетовых гребнях. Потом вышла луна, и я любовался этим великолепием двух стихий – моря и неба вплоть до сумрачного утреннего света. Сейчас уже не припомню, что это было за здание у причала, похожее на морской вокзал в миниатюре, но воспоминание об этой ночи живо во мне до сих пор, отсылая меня к чему-то несбыточному, к какой-то иной, иначе прожитой жизни. И таких удивительных блёсток памяти очень много в моей кильдинской истории. Точно остров был отрезан от мира не узким Кильдинским проливом, а некоей сакральной чертой, за которой и меньше груз земного тяготения, и было гораздо легче дышать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Рейтинг@Mail.ru